история россии
спасибо bagira.guru за рефераты на тему.
На главню страницу официального сайта Валерия Ярушина и его группы Новый Ариэль
Валерий Ярушин и его группа Новый Ариэль

Мы не гонимся за гонорарами, а пытаемся донести до своего слушателя частичку того, что близко нам. Мы стараемся записывать хорошую музыку для хороших людей.

С уважением,
Валерий Ярушин
и его Группа.

Пресса: интервью журналу "Филармоник" часть 2

Продолжение... (часть 1)

-   Валерий, не секрет, что и ваша дочь – тоже профессиональная певица. И тоже работает, в том числе, в стиле «фолк» и «этно», и достигла здесь больших успехов - почему её не упоминаете?

-   Ну, просто было бы несколько нескромно с моей стороны, сдержанно отзываясь о других девочках, хвалить свою дочь – не правильно поймут. Хотя всё, что вы сказали, Михаил, - чистая правда. Моя дочь Алёна – профессиональный музыкант, неплохая пианистка и разноплановая вокалистка. Это моё компетентное мнение – не как любящего папы, а как человека, всю жизнь наблюдавшего за становлением творческой личности. Прежде всего, Алёнка - очень креативный, тонко чувствующий человек, очень искренний и открытый. На её счету участие во многих международных конкурсах и фестивалях, высшие награды. Такие, как Гран-При международного вокального конкурса в Сочи в 2004-м году. Такие значимые ступени, как концертные выступления и студийные записи с культовыми музыкантами - Тони Шериданом и Чиком Кориа, как многократное участие в ежегодных фестивалях «Битлфест» в Ливерпуле с признанием её лучшей вокалисткой, эксперименты с классикой джаза и музыкой «спиричуэлс», создание девчоночьей группы «АМИ» - по именам участниц команды. Когда она выступала в США, американцы даже не верили, что она из России — настолько чистое произношение... Кстати, в моей недавней записи «Русских картинок-2» она тоже принимала участие, где с блеском спела бэк-вокал в композиции «Отдавали молоду». В Москве Алёна поёт с несколькими кавер-группами; материал – разноплановый, особенно ей удаётся репертуар “Led Zeppelin”.

-   Впечатляет! Вы как профессиональный музыкант, наверняка не просто наблюдали за становлением дочери, но и принимали в нём активное участие…

-   Конечно, - куда же без этого? Своим чутким музыкальным слухом, если я слышал какие-то помарки, тут же на них указывал. Очень по-доброму, но настойчиво – до тех пор, пока всё не становилось «на места». Не выношу фальши!  Правда, я никогда не был этаким деспотом, добивавшимся удовлетворения своего собственного «я» за счёт своих детей - Алёны и Олега - старшего сына, тоже, кстати, профессионально состоявшегося музыканта.

-   К слову - семья-то большая?

-   Уже не маленькая, и имеет тенденцию к расширению: дочка замужем, сын женился… Примечательно, что в этом году у меня ещё один юбилей – 40-летие нашей с супругой Ольгой совместной жизни! И каждый год я продолжаю убеждаться в правильности нашего взаимного выбора: Оля – великолепный, любящий, близкий по духу человек; она тоже музыкант, преподавала в музыкальной школе. В отличие от меня с Ольгой и Алёны с мужем Костей, Олег со своей женой Наташей остались в Челябинске; три года назад они подарили нам маленького внучка – Ванюшку, а два месяца назад у них родилась доченька – наша внучка Настенька; такое светлое маленькое солнышко! Олег занимается аранжировками, сотрудничает с шоу «Уральские пельмени», Наташа, тоже музыкант по образованию, ему в этом помогает. У Алёны Костя – не музыкант, а технарь – здесь тоже свои плюсы: в семье меньше споров на музыкальные темы, и техника в доме работает исправно.

-   Валерий, а вы как начали заниматься музыкой?

-   Уже с четырёх лет я пытался извлекать звуки из отцовской гармошки, и делал это крайне увлечённо; потом – на баяне: мог часами на нём что-то подбирать. Но, что самое смешное, когда родители отвели меня в нашу местную музыкальную школу, меня, семилетнего мальчугана с абсолютным музыкальным слухом, туда не приняли: я чего-то тогда испугался, скукожился, и меня сразу «отсеяли». Но мама, видя мою тягу к игре на инструментах, пошла к директору через чёрный ход со словами: «Как же это получается! Принимаете всех подряд, а одарённого ребёнка оставляете не у дел! Возьмите моего сына – не пожалеете!» И меня взяли…

-   Удивительно, какую колоссальную силу имеет материнская решимость!

-   Материнская решимость – безусловно, но не в меньшей степени – принесённые директору «дары»: курица, батон колбасы и пара консервов; матушка тогда была бухгалтершей в системе общепита, и кое-что из продуктов ей иногда перепадало. Время-то, голодное было... Так, можно сказать, «по блату» стал я учеником музыкальной школы города Челябинска.

-   Интересное дело: подавляющее большинство окончивших «музыкалку», к пианино больше в жизни никогда не подходят! Для вас же музыка стала делом всей жизни…

-   Здесь всё дело в том, что для меня, в отличие от тех, о ком вы говорите, учёба в музыкальной школе была не каторгой, а удовольствием. Учился играть на баяне - с интересом, особенно легко мне давалось сольфеджио – обожал музыкальные диктанты, писал их и себе, успевал делать и товарищам. Потом, с 1964-1968 годы, было Челябинское музучилище, а позже – Челябинский институт культуры. И хотя меня готовили как симфонического дирижёра, меня всегда привлекал русский фольклор – народные голоса, инструменты, тексты. В оркестре народных инструментов меня усадили за большую такую бас-балалайку – из-за маленького роста меня за ней не видно было – только уши и очки торчали. Освоил и обычную балалайку, и домру… Ну, и фортепиано, конечно, тоже – без него никуда… Помимо музыки, круг моих увлечений был тогда чрезвычайно широк: я любил спорт – особенно футбол, занимался в кружках театральной самодеятельности: даже всерьёз задумывался – не пойти ли в театральное.  Но победила музыка – окончательно, когда я впервые, в гостях у друзей услышал «Битлз»: “Is there anybody going to listen to my story…” я был ошеломлён. Потом я стал ходить к ним специально «на «Битлз», как ещё раньше ходили к соседям «на телевизор»… Я взял в руки гитару, потом – бас-гитару; мы с друзьями стали исполнять известные битловские мелодии с русскими текстами – сначала все вокруг посмеивались, но потом оценили. Нас стали приглашать на танцевальные площадки, в парки, и даже на городские концерты.

-   Песни «Битлз» с русскими словами – немного странно. Вообще-то все ансамбли тех лет пытались петь по-английски, копировать, чтобы было «один в один»…

-   А я не стремился быть «как все». Хотя и выделиться, никогда особо не стремился. Предпочитал делать то, что интересно, что душе угодно, что близко сердцу. И для творческого прогресса было важно вовремя, в хорошем смысле слова, «переболеть битломанией», чтобы двигаться вперёд. И чем дальше я двигался, тем больше убеждался, что должен заниматься нашей родной – славянской музыкой. В доказательство своему решению были созданы: рок-опера «Сказание о Емельяне Пугачёве», рок-оратория «Мастера», рок-дума «Слово о полку Игореве», парафраз на тему русской народной песни – «Отдавали молоду».  Любопытно, но факт: однажды услышав эту композицию, студент Челябинского мединститута Андрей Мисин – круто изменил свою жизнь, став впоследствии великолепным композитором, музыкантом и аранжировщиком, исполнителем песен в стиле этно-фьюжн; Андрей мне сам в этом как-то признался. В общем, в каждую из этих пьес я старался вдохнуть лиризм и напевность, философичность и ментальность русской души. И судя по многим восторженным отзывам, мне это удалось.

-   Русская музыка, на ваш взгляд, сильно отличается от западной? В данном контексте, конечно, я имею в виду музыку не американскую, а европейскую…

-   На мой взгляд, структурно отличается, очень. Особенно от музыки центральной и южной Европы. Североевропейская музыка – карельская, скандинавская, даже кельтская, с русской имеет большее сходства; но всё равно русская музыка - иная. И это понимают профессионалы во всём мире; её играют и ею восхищаются. К русским сюжетам обращались на Западе многие: Поль Мориа, Джеймс Ласт, Рэй Конефф, “Emerson, Lake & Palmer” и другие. Раймонд Паулс, насколько мог сдержанный прибалтиец, восторгался русской музыкальной традицией (изображает неспешный латышский акцент Маэстро…): «Валерий, вы, русские – удивительный народ; у кого ещё трагедия и смерть может быть в мажоре?» И действительно: ямщик умирал – в мажоре, бродяга судьбу проклинал – в мажоре! Даже по гастролям по Союзу можно было наблюдать, что наш фольклорный репертуар с большим интересом принимали на западе страны – в Прибалтике, чем, скажем, в Сибири и на Урале.

-   А, теперь понятно - откуда такое обращение «Ариэля» к русской тематике. Однако, название группы, даже фонетически – звучит, как бы, не совсем по-русски… Вам тогда за него «по шапке» не давали?

-   Давали, причём по полной программе! Я вам больше скажу – меня называли «антисоветской гидрой», «пособником мирового сионизма» - потому  что в недружественном тогда Израиле так звали известного политика Ариэля Шарона, и ещё называлась целая историческая область! Мы-то этого ничего тогда не знали. И вообще, дело было так: сначала группу хотели назвать «Эра», но во время обсуждения кто-то вспомнил, что точно такое же название носит стиральный порошок. Тогда было решено назвать группу «Ариэль». Изначально это название, придуманное челябинским студентом Валерием Паршуковым, подразумевало только одно: Ариэль — повелитель воздушных стихий, властелин эфира. Но, понимая, что название с таким смыслом не «прокатит» через цензуру, мы придумали легенду, что оно якобы - в честь героя одноимённого романа «Ариэль» фантаста Александра Беляева - летающего мальчика Ариэля, угнетаемого бессовестными английскими капиталистами. Правда, позже, наш  гитарист Лев Гуров вспоминал: «Каково же было наше удивление, когда в 1975 году, впервые выехав за границу, мы узнали, что «Ариэль» — это, оказывается, тоже стиральный порошок!»

   Ситуацию спасала русская песня – она была вне политики. Вернее, так: народные тексты меньше и реже подвергались цензуре, чем всё остальное.

-   А с выездом за границу не было проблем?

-   Нет, мы и «Песняры» - были на тот момент единственные вокально-инструментальные группы, занимающиеся обработкой фольклора; «Сябры» уже позже, глядя на нас, переняли это направление. А, следовательно, мой и Мулявинский коллектив представляли больший имиджевый и культурологический интерес, чем остальные наши многочисленные сладкоголосые ВИА. Поэтому выезду за рубеж нам особо не препятствовали. В странах так называемого «социалистического лагеря» - Польше, Чехословакии, ГДР, а также на Кубе, во Вьетнаме, в Лаосе – мы были желанными гостями.  

-   Интересно, как дальше – после спада популярности на ВИА – складывалась судьба «Ариэля»? Слышал, что вы расстались не очень по-хорошему…

-   И это ещё мягко сказано! Я сейчас не хотел бы ни на кого жаловаться, вдаваясь в суть конфликта, - она подробно описана в книге, - скажу лишь, что один из членов нашего коллектива Ростислав Гепп однажды решил «за всех», что «Ариэль» может обойтись без своего создателя и идейного вдохновителя – без Ярушина. И с помощью лжи и недомолвок - фактически, выдавил меня из коллектива. Будучи весьма средним музыкантом, он в полной мере раскрыл свой талант в другом - в развале нашего ансамбля, став выступать по стране под нашим именем...

-   Вы хотите сказать, что фактически Гепп пошёл на «гоп»?

- …Если такое поведение Геппа было ожидаемым, совсем непредсказуемо повёл себя другой участник группы, в которого я искренне верил - считал своим другом и надёжной опорой – барабанщик Борис Каплун. Помните такого «румяного усача», который пел про Бабу-Ягу? Вместо того чтобы своей принципиальной позицией, в которой он меня всё время убеждал, единожды расставить всё по местам, он пытался подыгрывать «и вашим», «и нашим», и, в итоге, выбрал ту сторону, которая показалась ему на тот момент наиболее удобной. Эти «возмутители спокойствия» давили на самолюбие остальных музыкантов группы – дескать, нас - пять, а Ярушин – один; почему это он должен нами руководить? В тот момент, в разгар 90-х, было бесполезно искать правду…

   Со временем справедливость восторжествовала: найдя спонсоров - фирму с названием "Ариэль", - правда, не музыкальную, а техническую, - я доказал своё право на использование одноимённого бренда в музыке. А один из адвокатов, чтобы ещё больше утвердить меня в правах,  – то ли в шутку, то ли всерьёз, - предложил мне пойти в паспортный стол и переназваться «Ариэлем Ярушиным» - благо, в некоторых странах - в Испании, Дании, Израиле, - это популярное имя.

-   В «Песнярах», как я знаю, тоже изначальный коллектив расстался не полюбовно…

-   Расстался и распался… Что поделать, Володя Мулявин – вечная ему память, - человек, как и я, полностью погружённый в творческий процесс, мало внимания уделял отношениям внутри коллектива, свято веря, что общая идея и любовь к музыке не в силах рассорить, кого бы то ни было. Но это – монетка в копилку с жизненным опытом…

-   В вашей жизни было множество ярких запоминающихся встреч – с интересными людьми. Какие из них оказались для вас «знаковыми»?

-   Несмотря на разные жизненные коллизии, могу с уверенностью сказать: всё-таки, мне везло на хороших людей. Не знаю почему – может из-за моей наивной внешности, может из-за искренности к окружающим – но и люди ко мне относились как-то по-простому, открыто, по-доброму. Достойных людей очень много – среди них – как более, так и менее известные... Например, Валера Яшкин, музыкант «Песняров», был известен лишь узкому кругу коллег: но как много он сделал лично для меня и для всего «Ариэля»! К сожалению, его уже нет с нами… Дорогу «Ариэлю» в большой мир открыл Никита Владимирович Богословский, который ещё в начале 70-х своей статьёй в «Литературной газете» заставил окружающих поверить в творческий потенциал молодого, ещё не известного коллектива. Можно многих здесь вспомнить: Юрий Сергеевич Саульский, уже упомянутый Раймонд Вольдемарович Паулс, и, конечно, же, Леонид Осипович Утёсов…

-   Ваш ремикс с мультипликационным клипом на «Песню старого извозчика» был сделан очень давно – чуть ли ещё не при жизни великого артиста…

-   Да, однажды услышав эту старую песню Утёсова на заезженной патефонной пластинке, я решил «перенести» этот эффект в наш «ариэлевский» вариант. Там, если вы помните, в нескольких местах песня постоянно «заедает»: «Ну, подруш-ш-ш, подруш-ш-ш, подруш-ш-ш, …-рная…». Долго мы репетировали эти потрескивания, но получилось очень правдоподобно. Позже - люди, успевшие купить и прослушать нашу пластинку, приходили в магазины фирмы «Мелодия» и с возмущением требовали заменить «производственный брак». Только когда песня Утёсова прозвучала в нашем исполнении по телевизору – на новогоднем огоньке, народ понял нашу «фишку». Когда был создан рисованный мультфильм на эту песню и его в «Утренней почте» увидела вся страна, песня пережила второй виток популярности.  Я очень волновался: как великий Утёсов воспримет наш эксперимент, мультфильм-пародию – не обидится ли на дружеский шарж, его изображавший? Но он на удивление тепло, с одобрением оценил: «А ведь молодцы, мальчишки, чёрт, побери!»

-   Вы сказали, что «битломанией» надо было вовремя переболеть… Но откуда тогда такое сходство с Джоном Ленноном – такая же причёска, такие же стилизованные очки?

-   «Переболеть» - это не значит отречься и забыть. Наследие «Битлз» огромно – возможно, мы все ещё даже не осознаём - насколько!  Этап познания творчества «Битлз» - считаю, важная и необходимая ступень биографии многих музыкантов мира – от рокеров до джазменов. И то, что я - регулярный гость на ежегодном битловском фестивале в Ливерпуле – поверьте, это не только из-за внешнего сходства с Ленноном. Хотя много лет назад, живя ещё в Челябинске, я выходил к руководству города с инициативой дать имя Джона Леннона одному из городских бульваров. К сожалению, эта идея тогда канула в лету – дело ограничилось несколькими сувенирными табличками-указателями. Правда, одну из них я успел передать в ливерпульский музей «Битлз».

-   Может, возобновить вашу инициативу? Многие бы её поддержали: и государству ненакладно - по стране много «улиц Ленина» - добавить и поменять по одной букве. Шутка…

-   В каждой шутке есть доля «шутки»… А что, давайте попробуем! (смеётся…) Тем более, формально – на бумаге это название бульвара в Челябинске уже существует… 

   А что касается очков – то это часть не «битловского» имиджа, а, скорее, моего собственного. Ношу их с детства, и, можно сказать, уже сросся с ними – в моём возрасте уже нелепо что-то менять – делать операцию, подбирать линзы, - раз уж так суждено, пусть всё так и остаётся. Помню, однажды дочка меня сагитировала надеть линзы – я их примерил, и ощутил себя морским окунем в аквариуме: перед глазами по краям всё расплывается, как в комнате смеха: «Там маленькие кажутся большими, там толстенькие кажутся худыми…». Короче, сунул я эти линзы в чемодан, и где-то на гастролях благополучно «посеял». Не судьба, значит…

-   Интерес публики к ВИА, охладевший к середине 80-х, время от времени регулярно возрождается: проводятся дискотеки в стиле «ретро» и прочее. Стало быть, на хлеб с маслом, сегодня хватает?

-   Кусок хлеба на столе не лежит – за ним приходится бегать: встречаться с людьми, договариваться о выступлениях. В основном, это корпоративы – вот что в нашей стране кормит сегодня всех артистов – от мала до велика… Важно – где, когда и сколько. И, хотя хлеб с маслом в холодильнике есть всегда, мне, Заслуженному артисту страны, хочется нечто большего – чтобы пригласить в гости друзей, развлечь, накормить от души…

-   О, началась кулинарная тема... Готовите - сами? 

-   Не особо, ведь в доме есть человек, который делает это лучше – моя жена Ольга. Хотя я имел неосторожность засветиться в одной кулинарной передаче – считаю, что зря. Мои знакомые посоветовали: иди, мол, в передачу «Званый ужин», прояви себя – чтобы публика тебя вспомнила!

-   Занятно - это, кажется, та передача, где обычные люди ходят по очереди в гости…

-   Как выяснилось, «обычных людей» из участников там достаточно мало – в основном, туда приходят те, кто хочет каким-то образом попасть «в телевизор». Люди со своими «тараканами» в голове, со своими амбициями. Участвуют с различной целью – кто-то, как я – чтобы о них вспомнили, кто-то – чтобы продемонстрировать богатое убранство своего коттеджа, а кто-то – просто, чтобы заявить о себе, «гениальном». Интересно, что готовить среди них практически никто не умеет. Помню, сначала я предложил обычное меню, типа винегрета с котлетами. Ведущие, к слову, очень хорошие, доброжелательные ребята, посоветовали: «да это неинтересно – лучше сделайте чего-то поэкзотичнее – пасту с морепродуктами, или, морской язык, например»… В общем, попросил я у знакомых квартиру для съёмки – своей нынешней, люберецкой, тогда ещё не было; сотворил всю эту лабуду, и… ничего не выиграл.

   Так что кулинар из меня куда хуже, чем артист. Правда, кое-какие блюда освоил и я: окрошку на холодном квасе, например, - что очень актуально в летнюю жару. Или, уху – туда надо добавить несколько сортов рыбы – красной и белой, а ещё – «мелочи пузатой» - допустим, ершей – они придают рыбному бульону сладость и какую-то особую наваристость. Чтобы мелкая рыбёшка не развалилась во время варки, варить нужно в марле. Вообще, рыба – это прелесть!

-   Рыба, конечно, - прелесть, но как же мясо – столь необходимый продукт рациона любого мужчины – рубленая котлета, ростбиф, или бифштекс - с кровью?

-   Не надо крови! (улыбается…). В последнее время я разлюбил мясо – видимо, организм не требует. Нет, я не ударился в вегетарианство – рыбу ем постоянно, могу и мясо есть, но без особого удовольствия; исключение – домашние, собственноручно налепленные пельмени; я же с Урала! Но это пища «тяжёлая» - важно не переесть! Я не кулинар и не диетолог, но интуитивно чувствую, что для человека всегда ближе, вкуснее и полезнее те продукты, которые выращены там, где он вырос. Возьмите, к примеру, яблоки: импортные из супермаркета - они какие-то ненатуральные, как будто из парафина – хотя и огромные, но нет ни вкуса, ни аромата. И возьмите яблочки нашей средней полосы, те, что продают бабушки на базаре – пусть не такие крупные, не настолько ровные, червивые даже, зато душистые, вкуснейшие – душа не нарадуется! Надо слушать свой организм – он плохого не посоветует! (смеётся…) В последнее время полностью отказался от майонеза, заменив его сметаной. А вообще предпочитаю, прежде всего, блюда русской кухни – нашей естественной, исконной; не потому, что не приемлю другую – просто своя всегда ближе. Это злые языки говорят, что русская кухня недостаточно богата. Глупости! Щи, уха, окрошка… Бульон с расстегаем, квашеная капуста, мочёные яблоки… Солёные и маринованные грибочки… (мечтательно зажмуривает глаза…) Грибочки – вообще, обожаю в любом виде…

-   …Грибочки-ягодки, наливочка…

-   Нет, квас или морс - можно; с некоторых пор, причём уже много лет - никакого алкоголя!

-   Зачем так категорично: разве бокал вина за ужином, коктейль под зонтиком у бассейна или глоток виски перед камином –  это не удовольствие?

-   В том-то и дело, что удовольствие – и его хочется продлить. А потом повторить. А потом – ещё раз, и ещё… Сила эмоций нашего человека нередко бьёт через край – и хорошо, пока ты её контролируешь, а не наоборот. Артистическо-гастрольная жизнь всегда сопряжена с возлияниями, когда «бокалом вина» дело не ограничивалось. На моих глазах много замечательных артистов, привыкших чаще и чаще таким вот образом «входить в удовольствие» спились и закончили свою карьеру самым бесславным образом. Так что я принял кардинальное решение для себя – не пить. И не жалею – тут же отвязалась масса всевозможных людей, которым раньше ты был нужен только для того, чтобы «побухать»… А расслабиться, посмеяться – можно и без алкоголя.

-   Известно, что вы собиратель анекдотов и смешных историй из жизни. Расскажете напоследок немного?

-   Это – всегда «пожалуйста». Вот несколько «музыкантских», артистических каламбуров. «Интеллигент – это человек, который умеет играть на баяне, но, находясь в компании, этого не делает». «Эй, гражданин, вы пьяны. В таком виде вас на концерт не могу пустить… - А вон того пустили… - Так это ж музыкант – ему на сцену – выступать!» «Завтра на Киркорова пойдёшь? – Нет, у меня же нет ни ружья, ни лицензии…», «Встречаются два музыканта: - Как дела? – Вот новый диск выпустил. – Продал уже что-то? – Да. Дачу, квартиру, машину…», «Вчера на дне рождения российского олигарха выступила Монсеррат Кабалье. Такого исполнения «Владимирского централа» народ ещё не слышал!»,  «Чтобы люди не выбрасывали диск Димы Билана сразу после прослушивания, он разместил на нём линейку, календарь на весь год и расписание электричек», «Приёмные экзамены в консерваторию. Скрипичное отделение. Председатель комиссии спрашивает абитуриента: «Фамилия? – Иванов – М-да-а-а…Имя? – Иван – Кошма-а-ар… Отчество?  - Моисеевич. – Боже мой! Как глубоко зарыт талант!»  

                                                                                                                   МИХАИЛ ТРОФИМОВ

                                                                                                        литератор, журналист, продюсер

Назад в раздел «Пресса»

Ариэль в VKontakte
Ариэль на Facebook
Ариэль в Twitter
Разработка, создание сайта —
RozArt
Rambler's Top100